Благовест над Москвой

СРЕДИ ТИПОВЫХ МНОГОЭТАЖЕК В СПАЛЬНЫХ РАЙОНАХ МОСКВЫ ВСЕ ЧАЩЕ ВИДНЫ ЗОЛОЧЕНЫЕ КУПОЛА ЦЕРКВЕЙ И СЛЫШЕН КОЛОКОЛЬНЫЙ ЗВОН. В ГОРОДЕ АКТИВНО РЕАЛИЗУЕТСЯ ПРОГРАММА СТРОИТЕЛЬСТВА ПРАВОСЛАВНЫХ ХРАМОВ, РАЗВЕРНУТА ОГРОМНАЯ РАБОТА ПО РЕСТАВРАЦИИ ДРЕВНИХ ХРАМОВЫХ КОМПЛЕКСОВ. В ЭТОМ ОБЗОРЕ МЫ РАССКАЗЫВАЕМ О ТОМ, КАК МОСКВА ВНОВЬ СТАЛА ЦЕНТРОМ ХРАМОСТРОИТЕЛЬСТВА, А В РАМКАХ НАШЕГО СПЕЦПРОЕКТА «ХРАМЫ МОСКВЫ: СОВРЕМЕННОСТЬ» ЗНАКОМИМ ЧИТАТЕЛЕЙ С НОВЫМИ ХРАМАМИ, ПОСТРОЕННЫМИ В МОСКОВСКИХ ОКРУГАХ. МОСКВА ЗЛАТОГЛАВАЯ ВОЗВРАЩАЕТСЯ…


ТЕКСТ: НАДЕЖДА ЖУКОВСКАЯ

Колокольный звон более 800 православных храмов встречал путника, въезжающего в дореволюционную Москву. «Пока они гремят из синевы – неоспоримо первенство Москвы», – писала о столичных колоколах Марина Цветаева. Но 1917 год стал началом уничтожения традиционных духовных ценностей русского народа и их материальных символов – культовых сооружений. Разгул варварства, когда церкви сносились с лица земли, взрывались, растаскивались по кирпичику или же приспосабливались под склады, фабрики, тюрьмы, в лучшем случае – дома культуры, пришелся на 30-е годы прошлого века. К 1991 году в столице новой России оставался 171 действующий храм и 263 закрытых.
Удивительно, но и в те годы, когда в Стране Советов торжествовало воинствующее безбожие, находились люди, которые были уверены в том, что настанет время, когда на месте снесенных храмов вырастут новые церковные стены. Иван Шмелев, которого называют «бытописателем русского благочестия», писал в эмиграции: «Воздвигнет русский народ, искупивший грехи свои, новый чудесный Храм – Храм Христа и Спасителя, величественней и краше, и ближе сердцу... и на светлых стенах его возродившийся русский гений расскажет миру о тяжком русском грехе, о русском страдании и покаянии, о русском бездонном горе, о русском освобождении из тьмы – святую правду. И снова тогда услышат пение звезд и благовест».
Спустя годы, выступая на VII заседании Попечительского совета Фонда поддержки строительства храмов в Москве, Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл скажет: «Еще 30 лет назад невозможно было себе представить, что столица России станет центром храмостроительства. Однако после зимы, какой бы долгой она ни была, неизбежно приходит весна. И знаковым событием, возвестившим о радикальном изменении ситуации, стало воссоздание храма Христа Спасителя. И если в 1990-е и 2000-е годы строительство храмов все же еще не носило системного характера, то 2011 год можно назвать годом настоящего прорыва, который определил вектор всего нашего дальнейшего движения по этому пути».
На наших глазах сбывается пророчество еще одного русского классика, философа Ивана Ильина из его размышлений о Руси Православной: «Она крепко, непоколебимо верила в то, что близость к Богу дает не только правоту, ведущую на вершинах своих к святости, но и силу, жизненную силу, и, стало быть, победу над своими страстями, над природой и над врагами… О, зрелище страшное и поучительное! Русский народ утратил все это сразу, в час соблазна и потемнения, – и близость к Богу, и власть над страстями, и силу национального сопротивления, и органическое единомыслие с природой… И как утрачено все это сразу, вместе, – так вместе и восстановится…»
Конечно, возвращается и восстанавливается все не «сразу» и не «вместе». Почти невозможно восстановить уничтоженное, трудно возродить здание из руин, непросто построить и новое. Но эта задача все же выполнимая, и результаты ее решения уже вполне осязаемы. Гораздо труднее и тоньше работа по возвращению утраченных традиций почитания святынь, семейных и родовых традиций, привычки в повседневной жизни опираться на те нравственные ориентиры, которые прививаются церковью. Верить и молиться можно в любом месте, но, чтобы научиться этому, чтобы испытать истинный духовный подъем, нужно прийти в церковь. И это главный ответ на вопрос – зачем мы строим новые храмы.
К началу XXI века на 100−150 тысяч жителей столицы приходилось по одному-двум православным приходам, тогда как в российских регионах один храм действует в районах на 10−15 тысяч человек. Москва, бывшая когда-то средоточием православных святынь России, оказалась на последнем месте в стране по числу храмов в соотношении с численностью православного населения – а к нему причисляют себя около 80% москвичей.
Чтобы сравнять московские показатели с общероссийскими, в столице следовало бы построить около 600 церквей, что трудноосуществимо, учитывая плотность застройки и стоимость строительства (которое ведется в основном на пожертвования благотворителей). Поэтому главная цель программы – обеспечить пешеходную доступность храмов на расстоянии около 1 км и из расчета 25−30 тысяч жителей на один приход.
Какие храмы нужны столице? Большие и разные. Первоначально предполагалось, что это будут сооружения по типовым проектам вместимостью 200–300 человек. Но, как показала практика, в таких храмах скоро становится тесновато. Вот почему было принято решение строить храмы не менее чем на 500 человек и только по индивидуальным проектам.
«В Москве – столице России, одном из важнейших центров православного мира – каждая святыня должна обладать своим неповторимым обликом. Использовать проекты повторного применения возможно только в исключительных случаях, и я настаиваю, чтобы эти исключительные случаи оговаривались со мной», – отметил Патриарх Кирилл на VII заседании Попечительского совета.
Важнейшим событием нынешнего года стало Великое освящение Патриархом Кириллом храма Воскресения Христова и Новомучеников и исповедников Церкви Русской в Сретенском монастыре, совершенное им в светлый праздник Вознесения Господня. На церемонии присутствовали президент России Владимир Путин и мэр Москвы Сергей Собянин. Великолепный собор возведен в честь священников, пострадавших от гонений на Церковь после революции. По словам прихожан, храмовый комплекс получился «радостным, вселяющим надежду на лучшее и веру в добро». Храмов, посвященных памяти трагических событий ХХ века, в Москве будет несколько – это дань исторической справедливости…
Есть и немало примеров того, как украсили Москву храмы, возведенные по индивидуальным проектам. Красивейший храм в честь иконы Божией Матери «Неувядаемый цвет» в Рублево на живописном берегу Москвы-реки или величественный храм в честь Преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле – настоящие образцы архитектурного искусства, сочетающие современные подходы с уникальными традициями русского храмостроения. Это и храм Преподобной Евфросинии Великой княгини Московской в Котловке, в миру Евдокии, жены князя Дмитрия Донского, одержавшего великую победу на Куликовом поле, который Патриарх Кирилл освятил 2 июля 2017 года.
В столице не только возводятся новые храмы, но и реставрируются древние. Как сообщил мэр Москвы Сергей Собянин, сопредседатель Попечительского совета, начиная с 2011 года проведена реставрация 38 памятников религиозного назначения. В их числе и возрожденная церковь Живоначальной Троицы в Троице-Лыкове, построенная в XVII веке в стиле «нарышкинского барокко», освященная Патриархом Кириллом 5 июня 2017 года, в день Святого Духа. В 2017 году в Программу предоставления субсидий из бюджета города Москвы для проведения реставрационных работ вошли 12 объектов, включая древнейшие московские монастыри: Богородице-Рождественский ставропигиальный женский монастырь, Высоко-Петровский мужской монастырь, Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь.
Вновь открывшиеся и возрожденные храмы заполняются людьми, здесь работают воскресные школы, организуются паломнические поездки, собирается помощь для стариков и малоимущих, люди приобщаются к вере, духовности, нравственности и красоте. Все чаще слышен звон колоколов в районах, удаленных от центра столицы, и вновь актуально звучат слова юного Михаила Лермонтова: «Москва не есть обыкновенный большой город, каких тысяча; Москва не безмолвная громада камней холодных, составленных в симметрическом порядке... нет! у нее есть своя душа, своя жизнь. У нее есть свой язык, язык сильный, звучный, святой, молитвенный!»