Андрей Бакуничев: работать в кризис можно и нужно!

Из окон кабинета Андрея Бакуничева, генерального директора компании ИНЕКС, которая вот уже 25 лет занимается комплексным управлением проектами в сфере недвижимости, открывается захватывающий вид на Москву. Небесная ширь, зеленые острова парков, сплошной поток автомобильных огней на дорогах, а в ближней и дальней перспективе – башни строительных кранов. Столица растет и развивается! И хотя от разговора о кризисе не уйти, начнем все-таки с хорошего


БЕСЕДОВАЛА: НАДЕЖДА ЖУКОВСКАЯ



– Андрей Михайлович, обычному горожанину достаточно выйти на улицу, чтобы увидеть, какие изменения произошли в градостроительной политике Москвы за последние годы. А как складываются взаимоотношения с московскими властями у строительного и девелоперского бизнеса?



– Власти не должны мешать бизнесу работать, не должны создавать административных препон, и я должен подчеркнуть, что в этом отношении ситуация вполне благоприятная. Продвинулось информационное обеспечение, реально работает система «одного окна». Во главе всех департаментов стоят ответственные люди, подобралась сильная профессиональная команда, к которой я отношусь с большим уважением.



Браво московским властям за то, что они взялись за дорожную и транспортную инфраструктуру, метрополитен, наземный транспорт. Развитие в этом направлении идет семимильными шагами, и это облегчает решение чисто инвестиционных задач. Ведь выбирая квартиру, люди всегда обращают внимание на то, как они будут добираться от дома до работы и обратно. Раньше развитие городской дорожной сети пытались перекладывать на инвесторов, но они, естественно, заинтересованы в инфраструктуре внутри квартала застройки, а не в решении общегородских проблем.



Второй важный момент – изменили нормы по обеспечению машино-местами жилых домов. Раньше они были непомерно высоки, но мы обязаны были их выполнять, иначе не прошли бы экспертизу. В итоге подземные паркинги «зависали», дорогие места не раскупались, и до сих пор многие паркинги стоят наполовину пустыми в уже построенных домах.



– Как вы оцениваете сегодняшний инвестиционный климат в Москве и перспективы его улучшения?



– Надо признать, что рынок находится в состоянии стагнации. К сожалению, пока никаких предпосылок для оживления инвестиционного климата я не ожидаю. Покупательная способность населения очень низкая, люди даже одежду стали покупать реже, та же ситуация и на рынке недвижимости. Могу точно сказать, что квартир стали покупать в два раза меньше, а время раздумий покупателей увеличилось в разы.



И в первую очередь страдает сегмент бизнес-класса. Строительство домов экономкласса никогда не останавливается, потому что жилье – необходимая жизненная потребность. Класс элитного жилья тоже живет. А продажи бизнес-класса (стоимостью от 3–5 тыс. долларов за 1 кв. метр) застывают. В этом году очень помогло дотирование Центробанком ставки кредитов по ипотеке. Думаю, что львиная доля устойчивости покупательского спроса на квартиры сохранилась именно благодаря этому. Но государственное субсидирование ипотеки заканчивается 1 января 2017 года…



Пока девелоперам и инвесторам приходится все время отступать, чтобы привлечь денежные средства покупателей: это и постоянные акции, и машино-место в подарок, а главное – скидки. Сезонные колебания есть, но рынок не растет. Мы наблюдаем, как «падают» многие крупные компании, которые занимаются первичным жильем. Природа не терпит пустоты, то есть обязательно придут новые компании, но сегодня этот рынок достаточно рискованный. Хотелось бы, чтобы дальше ситуация развивалась хотя бы по прямой, а не в сторону ухудшения.



 



– Вашей компании пришлось корректировать планы? Возможно, даже отказаться от каких-то новых проектов?



– Рентабельность проектов не уходит к нулю, не говоря уже про минус. Доходность невысокая, но работать можно.

И нужно! Во-первых, если ты остановился – значит, ушел

с рынка. А вернуться на него очень тяжело. Во-вторых, я, например, инженер-строитель по образованию, в этом бизнесе 25 лет,

и хочу заниматься этим дальше. Даже если будет нулевой уровень рентабельности, мы продолжим работать. На время мы приостановили только проект в Переславле-Залесском на берегу Плещеева озера – коттеджный поселок клубного типа. На площадку выйдем не раньше лета будущего года. Все остальные продолжаем.



Сейчас ИНЕКС достраивает жилой дом на улице Озерной, которая проходит параллельно Мичуринскому проспекту. Готовим и новый проект – продолжение застройки от Озерной вниз до улицы Лобачевского. Это еще восемь корпусов жилья смешанного класса. Там будет и эконом- и бизнес-класс, а начнем, конечно, с первого. Еще один проект, который мы ведем, – новые корпуса Академии Федеральной службы безопасности в Очаково-Матвеевском. Мы уже сдали шесть корпусов и недавно подготовили концепцию приведения старого здания Академии к общему архитектурному облику. Проект одобрен мэром Москвы. Им мы продолжим заниматься с начала будущего года.



– Пользуясь случаем, хочу поздравить вас с Патриаршей наградой – орденом Серафима Саровского за вклад в возведение храма Иверской иконы Божией Матери при Академии ФСБ. Стремление такой серьезной земной структуры к духовности – это признак нашего времени?



– Спасибо! Да, мы вместе с несколькими другими компаниями участвовали в строительстве церкви на территории Академии ФСБ. Храм построен по инициативе руководства и слушателей Академии. Вы знаете, оказалось, генералы ФСБ – духовно вполне продвинутые люди, они очень искренне и заинтересованно участвовали в возведении храма и старались во всем нам помогать. Что касается воцерковленности, мой знакомый священник говорит: «В церковь нужно ходить, когда тебя туда тянет». А это у каждого человека индивидуально.



– Для вас это уже не первый опыт строительства православного храма?



– Да, я занимался восстановлением церкви Успения Пресвятой Богородицы в поселке Тучково. Она была построена в XVI веке, не раз разрушалась и перестраивалась, и после нашествия поляков, и после французов. Здание сильно пострадало во время Великой Отечественной войны. В 1941 году бойцы Красной армии с колокольни церкви корректировали огонь артиллерийской батареи. Во время реставрации нашлась записка лейтенанта-командира, который вызвал огонь на себя. Меня очень заинтересовала история этого храма, и примерно двадцать лет назад я начал его восстанавливать. На это ушло около шести лет. Церковь стояла в руинах, а сейчас это действующий и очень посещаемый жителями Тучкова храм.



– Если говорить о благотворительной деятельности – по вашему мнению, какие направления тут должны быть в приоритете?



– Я считаю, что самое правильное – это помогать конкретным людям. Не фондам или каким-то заведениям, а больному ребенку, например. Во-первых, нет подспудных мыслей – в какие руки попадут деньги, дойдут ли до того, кто действительно в них нуждается. А главное, видя конкретные результаты и понимая, что ты сделал хорошее дело для человека, у тебя возникает желание помогать и дальше.