Окаменевшие берега

В нынешнем году столичные власти взялись за реализацию масштабной программы реконструкции и благоустройства набережных, которую готовили несколько лет. До 2035 года в городе планируется построить 64 км новых набережных и благоустроить 73 км существующих. По словам мэра столицы Сергея Собянина, вдоль Москвы-реки сформируют в общей сложности около 40 современных общественных пространств. Во многом схожие задачи решали городские власти и в 1930–1940-х годах, когда шла реализация Генерального плана реконструкции Москвы. Воплощенные и нереализованные проекты того времени интересны не только как элемент исторического наследия: многое из опыта мастеров прежних лет может пригодиться и современным архитекторам. Перелистаем страницы изданий 1940-х годов, писавших о перестройке столичных набережных.



Решетки и тумбы
Возраст Москвы знает всякий, а вот когда в нашем городе появились набережные? Историки утверждают: первый каменный мост в Москве (через Неглинку возле Троицкой башни) был построен в ХIV веке, а строительство каменных набережных в городе началось только спустя четыре с лишним столетия, в 1795 году. Работы шли небыстро: в течение четырех десятилетий были заключены в гранит Кремлевская, Москворецкая, Софийская и Раушская набережные. Во второй половине ХIХ века облицевали камнем и полукилометровый участок берега реки у строящегося храма Христа Спасителя. Всего к началу прошлого столетия было сооружено 4,4 км каменных набережных, общая же длина берегов в пределах города составляла 40 км. «Набережные эти были облицованы «татаровским» камнем и ограждены каменными тумбами высотой 1,36 метра с чугунными решетками. Стенка венчалась карнизом в виде вала с небольшим выносом. Сходы к реке, в большинстве одинаковые, обычно были заглублены в тело набережной, чтобы не сужать русла реки. Сход и лестница ограждались невысокими каменными плитами», – писал архитектор-мостостроитель Игорь Ткаченко. Эти набережные с решетками из «сибирского железа» стали излюбленным местом прогулок москвичей. Однако остальные берега Москвы-реки и Яузы в черте города по большей части не имели никакого укрепления. Лишь берега Водоотводного канала были замощены на всем своем протяжении булыжником.
В первые два десятилетия ХХ века на Москве-реке активно строились мосты (Бородинский, Новоспасский, мост Николая II и др.), но работ по благо-
устройству набережных не велось. После революции, гражданской войны и экономической разрухи многие берега реки даже в центре представляли собой довольно отталкивающее зрелище. Прибрежная территория, заросшая кустарником и захламленная, постепенно деградировала.

Обводнение по Генплану
Руководство столицы и страны не могло более мириться с таким положением дел. На июньском пленуме ЦК ВКП(б) в 1931 году было принято решение о застройке и благоустройстве набережных. Этого требовало и намечавшееся строительство канала Москва – Волга, призванного поднять уровень воды в городских реках. Одним из первых был приведен в порядок участок берега близ Дома на набережной (Дом правительства), возводившегося по проекту архитектора Бориса Иофана. В 1932–1934-х годах были облицованы еще несколько набережных в центре Москвы. Однако некоторые из этих работ позже были признаны неудовлетворительными, поскольку в июле 1935 года появился новый фундаментальный документ о перспективном развитии города – Генеральный план реконструкции Москвы. В нем значительное место уделялось улучшению и обновлению набережных.
Именно тогда появился термин «обводнение Москвы». На схемах планировки столицы, публиковавшихся в середине 1930-х годов, показаны новые каналы, спрямления, затоны, пассажирские порты, которые предполагалось построить в течение 10 лет. Большая волжская вода, считали проектировщики, должна иметь соответствующие берега – более высокие, обрамленные камнем, художественно оформленные, с необходимым количеством мостов, причалов и спусков. Для этого были приглашены лучшие архитекторы, из бюджета выделены значительные средства, изучался опыт имперского Санкт-Петербурга и крупнейших зарубежных городов. Оформление набережных стало важным элементом по превращению Москвы в «порт пяти морей» и центр речного туризма. Работы развернулись на нескольких набережных в границах города. Многое успели сделать в течение шести лет. Дальнейшую реализацию Генплана приостановила война, а в конце 1940-х годов «береговые» проекты были скорректированы с учетом урезанного бюджета. Поэтому некоторые участки берега – как, например, низина Лужников – оставались необустроенными до 1950-х годов.
Однако объем работ, выполненный перед войной в короткие сроки при участии лучших специалистов – архитекторов, инженеров, гидротехников, строителей, – стал важной и достойной вехой московской истории. Впечатляют и разработанные, но не реализованные по различным причинам планы конца 1930-х годов, публиковавшиеся в тогдашней печати, а ныне вызывающие интерес исследователей.

Новые доминанты юго-востока
Говоря о преобразованиях на берегах реки Москвы во второй половине 1930-х годов, чаще всего вспоминают о новых мостах в центре города. О благоустройстве набережных упоминают реже, разве что в связи с созданием береговой линии ЦПКиО им. Горького. Между тем на набережных перед войной велась активная работа, результатами которой мы пользуемся поныне. Так, уже к 1938 году общая протяженность новых и реконструированных набережных составила 17,7 км.
Для каждого участка реки разрабатывался свой план, учитывающий характер местности, стили исторической застройки, форму мостов, трассировку прилегающих улиц и переулков и многие другие факторы. Но на некоторых участках застройку необходимо было выполнять с нуля, на месте мелких сносимых сооружений. Так происходило на юго-востоке города, в Кожухове. В бывшей Тюфелевой роще, давно к тому времени вырубленной, в 1930-е годы строился автомобильный гигант – завод имени Сталина. Поблизости располагались завод «Динамо» и ряд других предприятий помельче. Рядом с промышленной зоной проектировался жилой комплекс со всей необходимой инфраструктурой. К автозаводу, согласно Генплану 1935 года, предполагалось провести прямой проспект-«луч» от центра столицы. На месте деревянного моста был спроектирован новый мост к Даниловскому району (капитальный Автозаводский мост открыли в 1961 году).
Серьезное внимание уделялось речным видам. «Лежащая выше по течению крутая петля Москвы-реки омывает завод им. Сталина. Здесь будет впадать в реку проектируемый Андреевский канал. Он образует красивую стрелку с высоким мысом <…> В местах сопряжения главной магистрали завода с набережными проектируются две площади. Они открыты на реку. Главное значение имеет площадь, расположенная к северу от завода, на Симоновской набережной. Она лежит на пересечении главной магистрали завода с проектируемым парковым кольцом, проходящим по берегу реки. Площадь расположена на высоком, вогнутом в плане речном берегу. Ее строения находятся в вершине крутого изгиба реки. Они замыкают перспективу от Данилова и Симонова монастырей, лежащих ниже и выше по течению. Площадь у ЗИСа станет архитектурным центром района. Она сменит Данилов и Симонов монастыри, старые архитектурные доминанты», – писал архитектор и исследователь Петр Гольденберг в книге «Набережные Москвы: Архитектура и конструкция» (1940).

Парк над рекой
В 1936–1937-х годах «второе рождение» переживал Центральный парк культуры и отдыха им. М. Горького. В конце 1920-х годов его строили второпях, зачастую приспосабливая для парковых нужд деревянные сооружения, оставшиеся от Сельскохозяйственной выставки. Слабо организованной оставалась и прибрежная территория. За нее как следует взялись только в 1930-е годы, проект преобразования ландшафта выполнил архитектор Александр Власов. Это был первый опыт создания столь протяженной парковой набережной из камня на Москве-реке. Зодчий и его коллеги спроектировали не только территорию для отдыха и широкие ампирные сходы к реке, но и водный стадион – ведь вплоть до 1950-х годов здесь устраивались состязания по гребле (вот почему поблизости появилась скульптура «Девушка с веслом»). Неподалеку велась весьма ответственная стройка Дворца Советов.
К 1937 году завершились основные работы на набережной. Она получила имя А.С. Пушкина, ведь поэт бывал в Нескучном саду. Еще через год открыли новый Крымский мост, улучшивший транспортную ситуацию на отрезке Садового кольца между станцией метро и главным входом в парк.
В книге П.И. Гольденберга читаем о свершениях и замыслах строителей предвоенных лет: «В сплошной застройке Фрунзенской набережной будут устроены две площади: одна – перед проектируемым мостом через Москву-реку, у Титовского проезда, вторая – ближе к Крымскому мосту. Эти площади откроют проспект Дворца Советов на реку.
Противоположный правый берег реки занят зеленым массивом Центрального парка культуры и отдыха и парком на Ленинских горах. Чтобы сберечь зеленые насаждения парка и не отрезать зелень от воды, парк охвачен по своей внешней границе городской магистралью. Она подчинена направлению реки. Транспортные потоки минуют парк.
Планировка берегов этого участка реки служит переходом от монументальной планировки Москворецкой дуги к парковому решению Лужниковской дуги. Лесистая подкова Ленинских гор и полукруг Лужников будут одним пространственным целым. Ленинские горы и Лужники будут парковым интервалом, сохраненным между застроенными Москворецкой и Дорогомиловской речными петлями».
Извилистое течение Москвы-реки в черте столицы добавляло проблем градостроителям. Но в то же время оно давало возможность архитекторам и ландшафтным дизайнерам создавать художественно выразительные образы прибрежных местностей разного типа.

Дорогомиловская дуга
Большое значение придавалось планировке набережных, расположенных между Лужниками и Шелепихой. Там в 1930-е годы преобладали депрессивные промышленные зоны, пустоши и мало-этажная дореволюционная застройка. Правда, над старыми домами Смоленской и Дорогомиловской набережных в 1937 году взметнулся метромост – первый в Москве. На набережных этого участка реки в довоенный период были завершены только отдельные дома, основное строительство здесь развернулось в 1950–1960-е годы.
Автор книги «Набережные Москвы» писал: «Существующие промышленные предприятия реконструируются или выводятся. Вдоль верхнего течения рассматриваемой излучины, на низком левом берегу расположен Краснопресненский парк культуры и отдыха. Он богат водою и водными спортивными устройствами. Его планировка подчинена планировке и застройке правого берега.
Вдоль нижнего течения Дорогомиловской излучины на левом берегу сохраняется красивый Новодевичий монастырь. Перед монастырем оформляется расширение реки и создается местный парк.
Застройка вершины Дорогомиловской дуги и застройка противоположного берега должны решаться как одно целое. Застройка низкого правого берега должна быть открыта к реке. <...> Смоленская и Ростовская набережные должны обрамлять «вход в город» по Бородинскому мосту, на Арбат. Краснопресненская набережная расположена на относительно ровном участке левого берега, но этот участок лежит в самой вершине красивого речного изгиба. Поэтому острые углы высоких зданий, выходящие на набережную, прекрасно замыкают перспективу вверх и вниз по реке. Таковы общие условия застройки Дорогомилова».
Грандиозные планы довоенного времени частично были реализованы до 1941 года, частично – в первые десятилетия после войны, а кое-что (пешеходный мост у ЦПКиО) построили в наши дни. Некоторые из замыслов 80-летней давности, возможно, воплотятся в будущем.

Источник: "Московская перспектива"