Картина морем

На этой неделе, 29 июля, в Третьяковке откроется грандиозная выставка Ивана Айвазовского, которая обещает стать не менее популярной, чем выставка Валентина Серова, куда народ прорывался с боем. Впрочем, в музее говорят, что учли прежние ошибки и в этот раз давки не будет. Тем более и время сейчас летнее, отпускное. Ну а для тех, кто в эти дни не в Москве, мы приготовили путеводитель по крымским адресам, которые вдохновили великого мариниста. Будете на полуострове – прекрасная может получиться экскурсия.


На этой неделе, 29 июля, в Третьяковке откроется грандиозная выставка Ивана Айвазовского, которая обещает стать не менее популярной, чем выставка Валентина Серова, куда народ прорывался с боем. Впрочем, в музее говорят, что учли прежние ошибки и в этот раз давки не будет. Тем более и время сейчас летнее, отпускное. Ну а для тех, кто в эти дни не в Москве, мы приготовили путеводитель по крымским адресам, которые вдохновили великого мариниста. Будете на полуострове – прекрасная может получиться экскурсия.

Впервые Иван Айвазовский посетил Крым в 1838 году, после окончания Санкт-Петербургской академии художеств. Потом долго колесил по Европе, но в 1845 году вновь вернулся в Феодосию, где на свои деньги сначала открыл школу искусств, а под конец жизни – художественную галерею, существующую и поныне. Сегодня она носит его имя.


1. «Георгиевский монастырь. Мыс Фиолент»

Представьте себе высокую гору, у подножия которой плещется море, а вниз ведет крутая 800-ступенчатая лестница. Спуститься сложно, но внизу ждет награда – прозрачнейшее море и нависающие над пляжем скалы. А в море возвышается скала с крестом, поставленным много-много лет назад… Это и есть мыс Фиолент – одно из самых живописных мест Крымского полуострова.

Это название впервые появилось на русских картах в 1807 году. По одной из версий название «Фиолент» связано с греческим выражением «божья страна», по другой – уходит к временам господства генуэзцев и связано с итальянским словом «violente» – «неистовый» – из-за частых штормов в этом районе. Еще одна версия принадлежит крымскому краеведу Александру Бертье-Делагарду, который считает, что в переводе с турецкого это значит «Тигровый мыс», относя это название к чередующимся полосам желтого известняка и темного трахита на берегу Фиолента, которые напоминают раскраску тигра. Третья версия – самая красивая, так что можно на ней и остановиться.

На восточных скалах Фиолента расположен Георгиевский монастырь, на месте которого раньше было языческое капище. Одно время Фиолент так и называли – мысом Святого Георгия. По легенде греческое судно в Черном море было внезапно застигнуто бурей и неслось прямо на прибрежные скалы. Моряки начали молиться и просить помощи у святого великомученика Георгия, который, вняв их мольбам, явился грекам на большой скале недалеко от берега, и буря мгновенно утихла… Счастливые моряки взобрались на эту скалу и на вершине ее нашли икону святого Георгия, отнесли ее на берег и в одном из скальных обрывов основали пещерную церковь – произошло это в 891 году.

С конца XVIII века монастырь перешел в ведение Святейшего Синода Русской православной церкви. В нем стали готовить военных священников (капелланов) для Черноморского флота. В 1891 году, в честь тысячелетия монастыря, на Cкале святого Явления (той самой, где, по преданию, явился морякам святой Георгий) был установлен огромный крест с изображением Георгия Победоносца, поражающего дракона, и датой 1891–1891. К сожалению, до наших дней этот крест не дожил – он был разрушен, а в 1924 году и сам монастырь закрыли для размещения в его помещениях воинской части Черноморского флота.

Возрождение Георгиевского монастыря началось в 1990-х. Монастырю возвратили часть территорий, примыкающих к морю, где находится древний пещерный храм святого Георгия. В 1991 году на Cкале cвятого Явления водрузили новый семиметровый крест весом почти полторы тонны – возможным это стало благодаря совместным усилиям Церкви и Черноморского флота.


2. «Буря у мыса Айя»

Мыс Айя – от греческого слова «агиос» (святой) – расположен на южном берегу Крымского полуострова, недалеко от Балаклавы. Он представляет собой 13-километровый береговой выступ. Именно здесь расположены самые знаменитые бухты и пляжи Крыма, такие как «Инжир», «Золотой» и «Серебряный».
Наивысшая точка мыса – гора Кокия-Кия («голубая скала»). С моря мыс Айя выглядит как неприступная глыба, его розоватые верхнеюрские известняки сложились в острые скалы с обрывами над водой, с непроходимыми хаосами, с башнями, пропастями, подводными пещерами и очень маленькими пляжами. У подножия горы находится несколько гротов, часть из которых в дореволюционные времена использовалась моряками Черноморского флота России для пристрелки и настройки корабельных орудий.

Местные знают, что под мысом существует уникальный мелкогалечный пляж, так называемый затерянный мир, доступ на который возможен только с моря. Добраться вплавь туда можно, например, с крайней точки урочища Батилиман, но это по силам лишь хорошим пловцам – туда придется плыть минут 40, а обратно – против волн – больше часа. Проще нанять лодку в Балаклаве и устроить там прекрасный пикник. Или взять с собой этюдник, кисти и палитру – может, в вас тоже дремлет художник-маринист.
Правда, плавать в этих водах небезопасно, часты бури, что и отразил Айвазовский на своем полотне.


3. «Малахов курган»

Когда говорят «Малахов курган» – значит, говорят о Севастополе. Именно на этом кургане и около него проходили самые ожесточенные схватки как Крымской, так и Великой Отечественной войн.
Впервые название «Малахов курган» появилось на генплане Севастополя в 1851 году. Документы, хранящиеся в Центральном государственном архиве ВМФ России, позволяют утверждать, что курган назвали по имени капитана Михаила Михайловича Малахова. 47 лет он прослужил на Черноморском флоте, а после выхода в отставку поселился в Корабельной слободке, у подножия безымянного кургана. Жители Корабельной слободки (это был простой рабочий люд) уважали старого моряка за честность и справедливость, ходили к нему за помощью и советом, а курган, у подножия которого он жил, стали называть Малаховым.

В годы Крымской войны Малахов курган был ключевой позицией обороны города от захватчиков. Поэтому накануне Первой обороны Севастополя здесь были возведены укрепления основного бастиона. Здесь сражались и были смертельно ранены великие русские флотоводцы: адмиралы В.А. Корнилов и П.С. Нахимов, вблизи кургана был убит его «бессменный часовой» – адмирал В.И. Истомин.

Судя по историческим источникам, в день первой бомбардировки Севастополя адмирал Корнилов объезжал все бастионы города. На месте, где сегодня стоит ему памятник, адмирал был ранен в левое бедро. К нему подбежали офицеры, чтобы поднять его. «Ни крика, ни стона его никто не слыхал», – вспоминал сопровождавший Корнилова офицер Жандр. Через несколько часов Корнилов скончался в морском госпитале на Корабельной стороне.

Поэт А.Н. Апухтин в стихотворении, посвященном Корнилову, писал:
Как древний Грек, он гордо пал,
И, все земное покидая,
Он имя родины призвал.

Похоронен адмирал Корнилов в склепе Владимирского собора в центральной части города.
Айвазовского очень тронула эта история. Как рассказывают искусствоведы, идея полотна возникла у мастера после разговоров со старым солдатом, служившим дворником в доме, где художник останавливался в Москве. Храбро сражавшийся в Севастополе ветеран попросил его нарисовать такую картину, в которой перед всеми были бы раскрыты душа и отважное сердце русского солдата. Он же стал и прообразом одного из героев картины.

Сама картина на обороте подписана Айвазовским: «Это место, где был ранен В.А. Корнилов. Айвазовский. 1893 год». На заднем плане видна панорама города – Центральный городской холм и Южная бухта со стоящими на якоре кораблями.

Сегодня на кургане можно увидеть памятник адмиралу Корнилову – уже второй, 1983 года постройки. Первый, дореволюционный, был разрушен фашистами. Пробитый ядрами постамент изображает часть укреплений Малахова кургана. На постаменте фигура смертельно раненного адмирала; опершись на левую руку, правой он указывает на город. На постаменте высечены предсмертные слова Корнилова: «Отстаивайте же Севастополь!».


4. «А.С. Пушкин на вершине Ай-Петри при восходе солнца»

Александр Пушкин в творчестве Айвазовского – отдельная тема. Как и Крым в творчестве Пушкина. Как известно, на полуостров поэт был отправлен в одну из ссылок, где родился его знаменитый крымский стихотворный цикл, включающий поэмы «Кавказский пленник», «Бахчисарайский фонтан» и частично уничтоженную «Тавриду».

Айвазовский посвятил крымскому путешествию Пушкина несколько полотен. Одно на вершине горы Ай-Петри, откуда открывается завораживающая панорама Южного берега, Ялтинской бухты, моря. Внизу видна покрытая лесами вершина Могаби. Вдалеке, на востоке, сквозь утренний туман различимы контуры Аю-Дага.

Название горы Ай-Петри связывают с некогда стоящим здесь греческим монастырем Святого Петра, руины которого сохранились до сегодняшних дней. Об этой самой загадочной и удивительной крымской горе в народе ходит великое множество легенд. Одной из самых популярных является история о молодой влюбленной паре, отдаленно напоминающая печальную шекспировскую повесть о Ромео и Джульетте.
Молодые люди полюбили друг друга, но родители каждого из влюбленных были категорически против их союза: для девушки был уже давно подобран богатый жених, а для юноши – завидная невеста.

Отчаявшись быть вместе, молодые люди приняли, как им казалось, единственно верное в этой ситуации решение: покончить с собой, тем самым навсегда оставшись вместе, пусть даже не на этом свете.

Взявшись за руки, они преодолели тяжелый подъем на гору Ай-Петри и подошли к обрыву. В последний раз поклявшись друг другу в искренней и преданной любви навеки, они попрощались. Но скалистый обрыв был чересчур узок, чтобы вместить сразу двоих. Тогда парень, которого звали Петром, на правах мужчины вызвался прыгнуть первым, а его возлюбленная обещала сделать это вслед за ним. Петр прыгнул и разбился о скалы. А вот девушка, испугавшись увиденного, передумала, вскинула руки к небесам и издала отчаянный крик: «Ай, Петр!».

Прорыдала всю ночь, а на восходе солнца, увидев, как красив окружающий мир, решила, что ей, молодой и красивой, не стоит так убиваться по рано ушедшему юноше. Развернулась и пошла к дому. С тех пор, шутят крымчане, местные мужчины всюду пропускают женщин вперед.

Высоту Ай-Петри легко запомнить, она звучит как считалочка: один, два, три, четыре… Высота горы – 1234 метра. В горном массиве находится рекордное число пещер – целых 24 штуки. Среди них самые известные: Ялтинская, Маяковского, Трехглазка, Камнепадная, Каскадная, Жемчужная и Каберне.

Относительная доступность Ай-Петри делает ее одним из самых популярных и часто посещаемых туристических объектов в Крыму. Существует несколько способов взобраться на вершину. Самый захватывающий и зрелищный – канатная дорога «Мисхор – Сосновый бор – Ай-Петри». Длина воздушного маршрута – более 3,5 километра. Между станциями «Сосновый бор» и «Ай-Петри» нет ни единой опорной вышки, а расстояние между ними дотягивает до двух километров. В этом еще один рекорд горы – к ней протянут самый длинный безопорный пролет канатной дороги в Европе. Кстати, на втором участке «Сосновый бор – Ай-Петри» скорость кабинки возрастает до 8 метров в секунду, здесь образуется довольно крутой угол подьема – 45 градусов. От резкого перепада высот на участке может закладывать уши. Но все эти неудобства быстро забываются, когда вы оказываетесь на вершине горы.



5. «Вид Судакской бухты»

Сегодня Судакская бухта с ее прекрасными разнообразными пляжами – один из самых оживленных курортов полуострова, а такое спокойствие, как на картине Айвазовского, увидеть можно лишь в самые ранние утренние часы или весной и осенью, когда туристов меньше.

А вот крестьянин, выращивающий виноград, изображен на картине не случайно: Судакская долина с древности использовалась как винодельческая местность. Здесь во время археологических раскопок часто находят амфоры, пифосы и другие винодельческие принадлежности.

Генуэзцы, чья старая крепость видна на вершине горы, также использовали эту землю для виноделия. Как позже и правитель Таврической губернии князь Потёмкин. По его распоряжению в Крым завозили виноградные лозы из Европы, которые произрастали в местах с аналогичными климатическими условиями. Так, в 1785 году в Судаке были посажены доставленные из города Токай и островов Эгейского моря лозы винограда. Построено предприятие по изготовлению французской водки и ликера.

Еще одно известное здесь имя – князь Голицын. В конце XIX века он построил в собственном имении «Новый Свет» под Судаком завод, который до сих пор славится своими игристыми винами.
В общем, быть в этих местах и не сходить на одну из многочисленных дегустаций – так же обидно, как и любоваться морем только на картинах, даже на таких прекрасных, как полотна Айвазовского.

Источник: "Московская перспектива"